Книга "Спящий" - Павел Корнев

Среднее 3.00 (голосов 1)

1
0
2
0
3
1
4
0
5
0
Всего отзывов: 1
Читать все отзывы

Отзыв: Книга "Спящий" - Павел Корнев - Автор книги путается в собственном литературном мире.

Время использования: пару часов

Помню этого писателя по его роману «Лёд». Хороший вдумчивый роман с тщательной описательной составляющей, насколько мне позволяют помнить мои ощущения. Прошло много лет, и вот я уже читаю новую вещь того же опытного автора. И вижу, каким неимоверно «водянистым» он стал. Столько словесной жижи в начале романа: философия бритья лица, рассуждения о дне свадьбы, подробное описание покидания своего номера из отеля и спускание вниз и потом выход на улицу. Столько лабуды без привязки к сюжету.
Бытовые процессы наполнены дешёвой философией, которая притянута за вязкие ушки. А видение героя со стороны второстепенных персонажей — обязательно в восхитительных тонах: любимец женщин и даже чужих родителей, а также опасение со стороны всех врагов.

Но расхождение между чувством страха главного героя и его уверенной речи на допросе и вовсе раздражает. Идёт описание вспотевшей спины, мурашек и неустанной тревоги во время допроса, но самодовольное умствование героя вообще не стыкуется с внутренними переживаниями. Корнев часто путается, вследствие чего естественность поведения главного героя растворяется в неуместных описаниях. Ощущение, как будто два разных автора писали каждый свою линию: один - внутренний мир героя, второй - его внешние проявления.

Невозможно не вспомнить про «воду» в романе. Вся конструкция построена на неуважительном отношении к читателю: между основными абзацами часто вставлены проходные внутренние рассуждения героя или предложения расширены за счёт бесцветных вставок. Столько барышни, наверное, неспособны сомневаться или же смешивать несколько мыслей в одну. И тем более пустых мыслей, которые не помогают выразить выбор действия для героя. Я уже не говорю подробно про десятки описательных штампов, которые в полном объёме присутствуют в тексте. Сколько есть всего шаблонов — Корнев их применил, как бездумная компьютерная программа по рифмованию. Автор абсолютно не работал над красочной синонимичностью, а вставлял затасканные словосочетания без изменения. Такая манера описания похожа на речь иностранных гостей, которые любят говорить с русскими их же крылатыми фразами, применяя их всегда и везде вместо того, чтобы придумать что-то своё и выразиться индивидуально.

Ещё и страсть к пустым подробностям портит любого автора. Это похоже на то, как графоман может описывать первоочерёдность поедания во время трапезы разрозненных кусочков, последовательно объясняя конкретный выбор для нанизывания, уделяя внимание тому, какой именно кусочек в салате был проткнут вилкой героя, а потом ещё поясняя, с какой скоростью двигалась его нижняя челюсть в отношении каждого кусочка. Вот, к чему описывать, сколько герой добавил себе содовой воды вино в первый раз, а затем в последующий? Лично я не понимаю. Не терплю и раздражаюсь от тех авторов, кто обожает подробно объяснять нечто вроде того, сколько герой помешал ложкой в чашке справа-налево и обратно.

А, например, длинные выкрики митингующих людей Корнев не стыдится повторять подряд по три раза. Вот дословная цитата:
«... с улицы доносились сливавшиеся в единый гул крики многоголосой толпы.
- Выборы! Право на отдых! Достойное жалованье!
- Нет увольнениям!
И снова:
- Выборы! Право на отдых! Достойное жалованье!
- Нет увольнениям!
- Выборы! Право на отдых! Достойное жалованье!
На улице шла стачка...»

Надо думать, в следующих романах Корнев также будет уделять полноценное время точному количеству сказанных фраз и выкриков в толпе... для полной убедительности происходящего. Не дай Бог читать у Корнева в романах ссору между мужем и женой — это же затянется на несколько страниц. Или же перепалку двух подростков, которая у Корнева будет выглядит, судя по всему, как-то так:
- Ты дурак.
- Нет, ты дурак.
- Нет, ты дурак.
- Нет, ты дурак.
- Нет, ты дурак.
- Нет, ты...

Видимо, к увеличенным тиражам своих книг, автор решил относиться как к бесперебойному конвейеру, который будет работать до конца его жизни, поэтому сюжет рассказа вытягивает на объём книги и отсылает в набор типографским работникам. Печально, когда издательства игнорируют последующую работу над рукописями своих постоянных авторов, сокращая путь книги от автора до печатного станка.

Ещё смешнее, когда автор забывает прочувствовать атмосферу собственного литературного мира. Так называемые «самоходные коляски» едут у него по брусчатке, а тут неожиданно - вокруг громыхание тележек и крики извозчиков, когда движение застопорилось из-за чьего-то сломанного колеса, но при этом герой может легко общаться с рядом сидящим компаньоном, будто они в салоне современного автомобиля со звукоизоляцией. Но даже в наш мир комфорта шум дороги проникает внутрь даже плотно закрытого салона. Так связно и подробно говорить даже свободные от руления пассажиры не всегда могут, а по сюжету романа «самоходная коляска» находится в самой гуще «транспортного потока». Павел Корнев пишет при квартирной тишине про громоздкий мир эпохи пара, но сам неполноценно может проникнуться своим же миром.

Во времена паровых двигателей конвейер был большим достижением и подмогой для всей тяжёлой промышленности, а в нашем современном мире лёгкой литературы это стало отвратительным явлением, которое лишь порождает поток халтурных текстов, заполоняющих полки книжных магазинов. Полки-то полны, но вот содержание их — пусто.
  • Достоинства
  • Как правило, у "Армады" отличные иллюстрации.
  • Недостатки
  • Содержание абсолютно халтурное и раздражающее.
Содержание
Оформление
Стиль
Язык
Печать
Оценка пользователя: Не рекомендует
Отзыв был полезен:
Расскажите об отзыве друзьям